Защита прав собственности юридических лиц в Европейском Суде

  • Главная
  • Услуги
  • Защита прав собственности юридических лиц в Европейском Суде

 

Князькин С.А.[1]

Защита прав собственности юридических лиц в Европейском Суде

В настоящее время мало кто знает, что юридические лица также могут обращаться в Европейский Суд за защитой своих прав. И совсем немногие пока знают, что после судебного арбитражного рассмотрения юридические лица могут обратиться в Европейский Суд по вопросам защиты нарушенных прав собственности и выиграть международное судебное рассмотрение даже, если в России безрезультатно пройдены все арбитражные суды. Указанный правовой пласт защиты прав собственности юридических лиц практически не используется юристами в России. Небольшой анализ подобных юридических услуг показал, что наш Центр Международной защиты прав человека Михаила Трепашкина - http://centrehr.ru является пока единственной организаций по оказанию таких международно-правовых услуг. Но начнем по порядку.

Статья 34 Европейской Конвенции закрепила правовое положение и круг лиц, которые могут подать жалобу: «Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней». В этой статье ничего не говорится о юридических лицах.

Однако в Протоколе N 1 к Конвенции принятом в  Париже, 20 марта 1952 г. с изменениями от 11 мая 1994 г. правительства европейских стран вводят юридические лица в состав заявителей и закрепляют за ними соответствующие права и свободы, которые подлежат защите Европейской Конвенцией и Европейским Судом. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции под названием «Защита собственности» предписывает, что: «Каждое физическое или юридическое лицо («natural or legal person”) имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

После принятия указанных изменений в Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод с 1994 года появляется практика Европейского Суда в части защиты и обеспечения прав собственности юридических лиц. Европейский Суд признает, что юридические лица могут пользоваться правами и гарантиями, предоставленными законом как в гражданском, так и уголовном процессе: юридические лица могут испытывать моральные страдания и претендовать на компенсацию их морального вреда, претендовать на возмещение материального вреда, их имуществом могут являться не только вещи, права, но и клиентура, лицензии и т.д.

Из всего перечня прав человека, закрепленных в Конвенции, юридические лица фактически пользуются правом собственности (статья 1 Протокола № 1 к Конвенции); правом на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом (статья 6 Конвенции); правом на свободу мысли, совести и религии (статья 9 Конвенции); правом на свободу выражения мнения (статья 10 Конвенции); правом на свободу собраний и объединений (статья 11 Конвенции); правом на эффективные средства правовой защиты (статья 13 Конвенции); правом не подвергаться дискриминации (статья 14 Конвенции).

Наиболее резонансными делами по жалобам юридических лиц, в которых Европейский Суд признал наличие нарушений Европейской Конвенции со стороны российских властей, можно выделить жалобы на нарушение статьи 6 Европейской Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с задержками в выплате сумм, причитающихся по решениям, принятым национальными судами (ООО «ПТК «Меркурий» против России жалоба № 3790/05, ООО ПКГ «Сиб-ЮКАСС» против России жалоба № 34283/05) [2]; жалобы на нарушение статьи 6 Конвенции в связи с нарушением принципа правовой определенности из-за пересмотра вступивших в силу решений в порядке надзора (дело «Сутяжник» против России, жалоба N 8269/02, Постановление ЕСПЧ от 23.07.2009); жалобы на нарушение статей 9 и 11 Конвенции в связи с препятствиями российских властей в перерегистрации религиозных объединений (дело  Саентологической церкви г. Москвы против России жалоба № 18147/02).

При рассмотрении дел по защите прав собственности Европейский Суд указывает на три правила, которые должны быть учтены при подаче и рассмотрении жалобы. Так в деле «Юкос против России» Европейский Суд указывает, что Статья 1 Протокола N 1 Конвенции содержит три отдельных правила. Первое правило, изложенное в первом предложении первого абзаца, имеет общий характер и представляет собой принцип беспрепятственного пользования имуществом: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности». Второе правило, во втором предложении того же абзаца, относится к случаям лишения имущества и ставит его в зависимость от некоторых условий. Третье правило, содержащееся во втором абзаце, признает право Договаривающихся Государств, помимо прочего, контролировать использование имущества в соответствии с общими интересами: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права». Но эти правила не являются отдельными в смысле "не связанными друг с другом". Второе и третье правила, касающиеся особых случаев вмешательства в право на беспрепятственное пользование имуществом, должны толковаться в свете общего принципа, закрепленного в первом правиле (см. Постановление Европейского Суда по делу "Джеймс и другие против Соединенного Королевства" (James and Others v. United Kingdom) от 21 февраля 1986 г., Series A, N 98, pp. 29 - 30, § 37, Постановление Европейского Суда по делу "Спорронг и Леннрот против Швеции" (Sporrong and Lonnroth v. Sweden) от 23 сентября 1982 г., Series A, N 52, p. 24, § 61).

При подготовке жалобы по защите прав собственности важным обстоятельством является рассмотрение вопроса о том, соответствовало ли вмешательство в частное право собственности законодательству Российской Федерации и было ли достигнуто "справедливое равновесие" между требованиями интересов общества и требованиями защиты основных прав заявителя (см. среди прочих Постановление Европейского суда по делу "Бывший король Греции и другие против Греции" (Former King of Greece and others v. Greece), жалоба N 25701/94, § 89, ECHR 2000-XII).

В практике нашего Центра международной защиты прав человека Михаила Трепашкина есть ряд дел, где отсутствие законодательной процедуры, в связи с которой национальные суды лишили права собственности заявителя, свидетельствовало о вмешательстве в право собственности, что, следовательно, не может рассматриваться как законное. Поэтому в исследовании вопроса пункта 2 Протокола № 1 к Конвенции - было ли достигнуто "справедливое равновесие" между требованиями интересов общества и требованиями защиты основных прав заявителя – нет необходимости. Как вывод - в указанном деле имеет место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Так по делу нашего Центра ООО «Магистраль» против России (жалоба направлена в ЕСПЧ в январе 2013 года) в жалобе указано: «По настоящему делу суд первой инстанции был вынужден признать, что в национальном законодательстве России отсутствует законодательное обоснование такой передачи частной собственности от одного юридического лица к другому. И при вынесении решения суд руководствовался не прямой нормой закона, а Постановлением Пленума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации № 64 от 23 июля 2009 года, где вынужден был признать, что «отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы». В связи с отсутствием законодательного регулирования указанных спорных отношений суд был вынужден применить указанное постановление Пленума Высшего арбитражного Суда РФ № 64 по аналогии с правоотношениями граждан многоквартирных домов (лист 6-7 решения Арбитражного суда города Москвы от 14 февраля 2012 года Приложение № 1).

Таким образом, можно констатировать, что в данном вопросе вмешательство в частное право собственности не соответствовало законодательству Российской Федерации, а полностью противоречило ему согласно ст. 8 Конституции РФ и ст. 1 Гражданского кодекса РФ, который обеспечивали защиту прав и неприкосновенность частной собственности.

В соответствии с практикой Европейского Суда по вышеуказанному делу «ФРИЗЕН (FRIZEN) против Российской Федерации»: «при отсутствии нормы закона, которая легла в основу решения о конфискации собственности заявителя, Европейский суд приходит к выводу, что указанное вмешательство в право собственности заявителя не может рассматриваться как "законное" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данный вывод свидетельствует об отсутствии необходимости рассматривать вопрос о соблюдении справедливого равновесия между требованиями интересов общества и требованиями защиты основных прав личности. Следовательно, в данном деле имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Следует отметить, что, даже рассматривая вопрос справедливого равновесия между требованиями интересов общества и требованиями защиты прав заявителя, принятие решения судом первой инстанции об изъятии частной собственности у заявителя - его законного владельца, суд не касался интересов общества, а решал вопрос между интересами двух частных собственников. По мнению заявителя, такое решение представляет собой опасный прецедент судебного покушения на основополагающий конституционный принцип существования светского государства Российской Федерации как защита и обеспечение частной собственности. Указанное незаконное решение суда первой инстанции и последующие судебные решения не только нарушают интересы общества и заявителя, но и ставят под угрозу стабильное развитие института собственности в России, противоречат принципам Европейской Конвенции, которая декларирует в своей преамбуле приверженность основным правам и свободам, которые являются основой справедливости и всеобщего мира.

Это свидетельствует о том, что судом при принятии решения по настоящему делу не был соблюден принцип справедливого равновесия между требованиями интересов общества и требованиями защиты прав заявителя».

Рассматривая вопрос о том, что может включать в себя понятие «собственность», право на уважение которой закреплено в статье 1 Протокола № 1, Суд (со ссылкой на свое постановление по делу "Нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, № 301-B, p. 84, д 59)), напомнил, что "требование" может пониматься как "собственность" по смыслу Статьи 1 Протокола № 1 в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано. Европейский Суд указывает, что решения национального суда должны обеспечивать требованиями, которые могут быть юридически реализованы, а не просто обеспечиваться общим правом на получение помощи от государства. Следовательно, невозможность для заявителя добиться исполнения указанных судебных решений является нарушением его права на уважение своей собственности, как оно изложено в первом предложении первого абзаца статьи 1 Протокола № 1.

Еще одним важным нюансом при подготовке жалобы в Европейский Суд от юридического лица, является формальный порядок оформления жалобы от уполномоченного юридическим лицом человека, который имеет право представлять юридическое лицо в соответствии с уставом и определенными законом полномочиями. Стороннее лицо, имеющее стандартную доверенность Европейского Суда, как это имеет место с физическими лицами, не может представлять юридическое лицо в Европейском Суде.

Согласно правилам, сформулированным Судом в ходе толкования положений Конвенции, от имени юридического лица жалобы в Европейский Суд могут направлять только лица, наделенные полномочиями по его управлению на основании учредительных документов (устава) и национального законодательства. Как правило, это генеральный или исполнительный директоры компаний. Если юридическое лицо находится в процедуре банкротства, то такие права имеют конкурсные управляющие и ликвидаторы, назначенные в соответствии с положениями применимого национального законодательства. По общему правилу, сформулированному Судом, акционеры (учредители, участники) компании не могут обращаться в Европейский Суд с жалобой от имени компании. Однако из этого правила существует исключение: акционеры могут обращаться в Европейский Суд в случаях, когда сама компания не может обратиться в Суд через свои органы, а в случае ликвидации - через конкурных управляющих, и при этом обращающийся с жалобой акционер (акционеры) являются мажоритарными, т.е. владеют большей частью акций компании.

Жалобы от юридических лиц, находящихся в процедуре банкротства или ликвидации принимаются Судом и рассматриваются по существу, если признаны приемлемыми. Если на момент рассмотрения жалобы Судом по существу, юридическое лицо уже ликвидировано, но при этом в момент направления жалобы юридическое лицо еще существовало, то такие жалобы также рассматриваются Судом, несмотря на то, что заявитель юридически уже не существует. Согласно позиции Суда, в противном случае, возможность защиты прав, закрепленных Конвенцией, могла бы быть поставлена под сомнение.

Одним из важных обстоятельств при подаче жалобы в Европейский Суд от имени юридического лица, является возможность требовать возмещения не только морального вреда, но и материального ущерба. Это значительно повышает правовую защищенность юридических лиц и их коммерческий интерес обращения в ЕСПЧ за защитой своих прав. Так по делу "OOO PTK "Merkuriy" против Российской Федерации" (Жалоба N 3790/05) Постановление Суда Страсбург, 14 июня 2007 г.  Европейский суд постановил, что «власти государства-ответчика обязаны выплатить компании-заявителю в течение трех месяцев со дня вступления в силу настоящего Постановления в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 1 836 233 рубля (один миллион восемьсот тридцать шесть тысяч двести тридцать три рубля) в возмещение материального ущерба, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства». По другому делу нашего центра (ООО «ТАХА» против России) сумма заявленного материального ущерба составляет более 100 миллионов рублей.

Еще раз обращаем внимание, что новые правила подачи жалобы в Европейский Суд требуют профессионального юридического подхода, чтобы Ваша жалоба выиграла судебный процесс. Ужесточение правил приема жалоб свидетельствует о том, что лицам, не имеющим опыта составления жалоб в ЕСПЧ, будет очень сложно добиться положительного результата в Европейском Суде без профессиональных юристов.

Только в 2016 году ЕСПЧ получил 7821 жалобу из России, в 2015 году Европейский Суд объявил неприемлемыми и исключил из списка подлежащих рассмотрению более 70 000 жалоб и отказал в регистрации более 15 000 жалоб. Таким образом, 90% ожидающих рассмотрения жалоб граждан России отнесены Европейским Судом к неприемлемым или вызывающим серьезные сомнения в их приемлемости. Указанная статистика свидетельствует, что только 1 из 10 жалоб направленных от граждан России признается приемлемой, и только малая часть из них приносит положительный результат их заявителям.

Все 100 процентов жалоб подготовленных нашим Центром в Европейский Суд были признаны приемлемыми, ряд из которых уже выиграны, и большая часть из которых дожидается судебного решения. Это свидетельствует о высоком профессионализме и качестве юридических услуг оказываемых нашим Центром.

Выражаю надежду, что указанная статья поможет юристам и предпринимателям использовать большую потенциальную возможность защиты прав собственности юридических лиц в Европейском Суде.



[1]
Князькин С.А. директор Центра международной защиты прав человека Михаила Трепашкина, к.ю.н., докторант Казанского (Приволжского) федерального университета.

[2] http://www.echr.ru/documents/doc/2466521/2466521.htm

А Вы знаете, что...?

Если Вас остановил инспектор ГАИ

Контакты